«Вступать в дискуссию с ура-патриотами не буду», — Элизабет Турсынбаева

Обладательница серебряной медали по фигурному катанию Всемирной зимней Универсиады в Красноярске Элизабет Турсынбаева в интервью sportsdaily.ru рассказала о своем отношении к Студенческим играм, о трудностях перевода, а также о возвращении к Этери Тутберидзе.

– Для серебряного призера чемпионата четырех континентов Универсиада – важный старт или приятная студенческая тусовка?

– Для меня все старты важные. Воспринимаю его так же серьезно, как чемпионат четырех континентов или чемпионат мира.

– Возвращение в группу Тутберидзе повлияло на ваши выступления?

– Оценки и достижения выше, чем в предыдущих сезонах. Стало быть, сделала правильный шаг.

– Учитывая очевидный прогресс в нынешнем сезоне, не стоило ли вернуться раньше?

– К Орсеру я уезжала на олимпийский цикл. Это было оговорено в момент отъезда. Конечно, в Канаде чувствовала себя не очень комфортно. Мы с мамой в Торонто, папа в Москве, брат в Казахстане. Очень скучала по близким.

– Видел ваше выступление в Таллине на юниорском чемпионате мира четыре года назад. Такое впечатление, что вы внешне совсем не изменились…

– Ну, немного подросла, это точно. То, что я выгляжу моложе своих лет, не моя вина. Это природа. Внутренне изменилась очень сильно, поверьте. Заметно отличаюсь от юных россиянок, которые занимаются вместе со мной в группе Тутберидзе.

– Многие ругают Этери Георгиевну за то, что она заставляет девчонок держать вес в переходном возрасте…

– Со мной такого не было никогда. Тренер видит лишний вес у фигуристок, а в нашем виде спорта это бич. Если таких проблем нет, и у Этери Георгиевны не возникает желания отправить подопечную на весы.

– Почему к Орсеру устремляются фигуристы со всего мира?

– Достаточно посмотреть список спортсменов, которых он довел до олимпийских вершин. У Брайана совершенно другие методы работы, чем у российских тренеров. Кому-то они подходят, кому-то нет. Каждый спортсмен должен сам делать выбор.

– Для вас уход Евгении Медведевой от Тутберидзе к Орсеру стал неожиданностью?

– Конечно! Еще никогда российские фигуристы не тренировались у зарубежных специалистов.

– Тренироваться у Орсера – дорогое удовольствие?

– Мои занятия оплачивали Национальный олимпийский комитет Казахстана и федерация фигурного катания нашей страны. Мы постоянно жили в Торонто вместе с мамой и ни в чем не нуждались.

– После трагической гибели Дениса Тена вы стали символом и надеждой казахстанского фигурного катания. Ощущаете, что отношение к вам изменилось?

– Каждый день получаю в социальных сетях сообщения со словами поддержки. Это очень приятно. Понимаю, что представляю Казахстан, и стараюсь оправдать ожидания болельщиков.

– Казахский язык учить не заставляют?

– Есть, конечно, люди, которые упрекают за то, что не говорю по-казахски. Даже не знаю, как им отвечать. Я родилась и выросла в Москве, ходила в российскую школу, дома все у нас говорили по-русски. Вступать в дискуссию с ура-патриотами на русском языке не считаю нужным.

– У вас нет ощущения, что в группе Тутберидзе на Турсынбаеву делают особую ставку, чтобы показать разучившую четверной прыжок взрослую спортсменку?

– В нашей группе тренеры поддерживают всех фигуристок. Решение прыгать четверной должен принять сам спортсмен. Причем лучше всего при его исполнении ни о чем не думать. Иначе ничего не получится.

– Почему в группе Тутберидзе могут научить исполнять сложнейшие прыжки, а в других – нет?

– Это не совсем так. Многие девочки сейчас разучивают четверные прыжки и тройной аксель. Просто нужно время, чтобы отшлифовать их и исполнять на соревнованиях.

Впервые в истории спорта фигуристка выступила в хиджабе

Читайте также
Загрузка...