Боранбаев рассказал о договорняках в КПЛ и раскрыл бюджет «Кайрата»

А еще, босс алматинского клуба рассказал об Аршавине и почему не смогли подписать Кержакова

Председатель наблюдательного совета ФК «Кайрат» Кайрат Боранбаев в интервью «Спорт-Экспресс» рассказал о договорных матчах в чемпионате Казахстана, о бюджете клуба и о факторе Аршавина, сообщает SportX.kz.

— Когда приглашали Аршавина, последнее слово было за вами?

— Да. Мы очень довольны, как Андрей играл за «Кайрат». Специально провели фокус-анализ после первого года пребывания Аршавина в Казахстане. И увидели, что посещаемость матчей резко увеличилась.

— Домашних игр?

— В том то и дело, что нет. В других городах, когда там мы играли. Было видно, что люди приходили на Аршавина. Мы ему благодарны за то, что он был своеобразным послом России в Казахстане. Надо признать, что это легенда российского футбола и, пожалуй, один из лучших футболистов вашей страны за последние 10-15 лет.

— Когда он ушел, на сколько процентов упала посещаемость ваших матчей?

— Определенный отток, думаю, произошел. Но нужно еще провести анализ. Что касается наших домашних матчей, то посещаемость в принципе осталась на том же уровне. Конечно, когда играл Аршавин, возникал несколько другой ажиотаж. Но здесь нужно учитывать и результаты команды и футбол, который показывает «Кайрат».

— Какая у вас сейчас средняя посещаемость домашних матчей?

— Минимум — 8 тысяч. Арена вмещает 23. На Лигу Европы приходит полный стадион.

— Был шанс удержать Аршавина?

— Шанс был. Но мы еще два года назад понимали, куда и как мы хотим развиваться.

— И куда?

— Хотели, чтобы «Кайрат» играл в скоростной, энергозатратный футбол. Начали к этому планомерно готовиться. По этой причине и не планировали продлевать сотрудничество с Андреем. Три года назад мы уже стали контактировать с немецкими клубами — в частности, с «Хоффенхаймом» и «Лейпцигом». Нам понравилась философия этих команд — высокие скорости.

— Почему решили поменять игровую философию «Кайрата»?

— Еще три года назад задались вопросом, почему не попадаем в групповой турнир Лиги Европы? У нас же и Тимощук, и Аршавин, и другие хорошие футболисты. Те же бразильцы.

— И к чему пришли?

— Скорости другие. Наш чемпионат гораздо медленнее по сравнению с Европой… Хотя у нас были интересные победы. Но это все скорее на характере.

— Помимо Аршавина, звали кого-то из ветеранов российского футбола — Павлюченко, Кержакова, Билялетдинова?

— С Кержаковым у нас были контакты, когда Аршавин играл в «Кайрате».

— Почему не получилось уговорить?

— Он поехал выступать в Швейцарию.

— Проходила информация, что Владимир Быстров хотел перейти в «Кайрат»

— Нет, лично я об этом не слышал.

— Вы как-то сказали: «Очень хочется, чтобы Бердыев завершил свою тренерскую карьеру в «Кайрате». Сейчас он без работы.

— Я от своих слов не отказываюсь. Мы всегда ждем Курбана Бекиевича, с большим уважением относимся к нему. Понятно, что в тренерской жизни бывают разные периоды. И, тем не менее, считаем его очень сильным специалистом. Плюс, он выступал за «Кайрат».

— После ухода Бердыева из «Рубина» вы с ним контактировали?

— Да, беседовали. Он сказал, что хочет какое-то время отдохнуть, потратить время на себя, на семью — в общем, взять паузу. И я его прекрасно понимаю. Принять российскую и казахстанскую команды — это две разные вещи. Хочется, чтобы он возглавил сильный клуб в РПЛ.

— Но вы делали ему предложение сейчас?

— Нет, конкретное предложение Бердыеву делали три года назад. А сейчас просто общие разговоры.

— Какой сейчас годовой бюджет «Кайрата»?

— 10 миллионов долларов. 7 миллионов идет на основную команду и три миллиона — на детский футбол, академию.

— Кто в Казахстане вкладывается в воспитание и развитие местных игроков?

— Только мы. ФК «Кайрат».

— «Астана»?

— Вообще не вкладывается. У них есть четкое понимание, что нужна только первая команда. Они финансируют только ее, чтобы играть в Лиге Европы и Лиге чемпионов. Такая у них задача.

— Ваше мнение по поводу лимита на легионеров в чемпионате Казахстана?

— Нужно, чтобы в заявке было всего пять легионеров. А у нас некоторые клубы уже хотят, чтобы одновременно на поле выходило 8 иностранцев… (сейчас в Казахстане действует лимит, по которому клубы могут иметь в заявке 8 иностранцев, но одновременно выпускать на поле не больше 6. — Прим. «СЭ»).

— Вы против?

— А что тогда будет с нашей сборной? Некоторые руководители клубов в Казахстане очень далеки от футбола. Они ориентируются только на один сезон. Каждый год они меняются, я их не успеваю запоминать… Просто осваивают бюджет.

— «Кайрат» — единственный частный клуб в Казахстане?

— Да.

— Ваш самый удачный трансфер на выход? На ком заработали хорошие деньги?

— За деньги у нас ушел Ян Вороговский — в бельгийский клуб «Беерсхот». Эта команда могла попасть в высший дивизион, но проиграла в стыковых матчах.

— Сергей Галицкий мечтает, чтобы однажды в составе «Краснодара» вышло 11 воспитанников клуба. Утопия?

— Нет. Отнюдь. В прошлом сезоне в Кубке Казахстана мы играли только своими футболистами. И взяли этот трофей! Остальные клубы выставляли по шесть иностранцев.

— Почему пока не смогли выиграть чемпионат Казахстан?

— В этом сезоне вновь боремся за золото. Последние четыре года мы вторые.

— Это не давит, не напрягает?

— Конечно, напрягает. В принципе, мы понимаем, почему так происходит.

— Почему?

— Есть административный ресурс, который порой задействуют для выигрыша чемпионата.

— Вам завидуют?

— Конечно. Мы говорим, что нужно делать. Но есть темные функционеры, которые не хотят вкладываться в футбол… Отвергают почему-то наши идеи. Мы предлагаем, чтобы все клубы несли ответственность за свои молодежные команды и так далее. Не обязательно содержать академию — можно два возраста. Но какой резерв мы тогда можем получить для сборной? Наша работа неблагодарная… Никого не интересует, как мы развиваем детский футбол. Все у нас заточены только на результаты первой команды. Однако мы не собираемся сворачивать с нашего пути. Создаем условия для молодых казахстанских футболистов. Таков наш путь. Еще мы ориентируемся на молодых иностранцев, которые готовы приехать в «Кайрат», чтобы потом перейти в более статусный клуб. Однако их тяжело сюда затащить.

— Почему?

— Из Казахстана тяжело потом двинуть куда-то дальше… Пока мы еще мало о себе заявили на трансферном рынке. Вот продали парня в Бельгию — уже появился более серьезный интерес к чемпионату.

— Если россиян перестанут считать легионерами в вашем чемпионате, не боитесь, что именно они будут играть, а не казахи?

— Это хорошо, когда обострится конкуренция! Тогда наши парни поймут, что надо развиваться. Вообще к нам приезжают футболисты, которые уже несколько лет провели в чемпионате России, они уже адаптированы к нашим условиям. И когда видят, в каком состоянии инфраструктура у некоторых клубов, то не впадают в депрессию, не испытывают культурного шока.

— Можно ли сказать, что вам стало душно в чемпионате Казахстана?

— Иногда руки опускаются… К сожалению, пишущая братия либо вообще в футболе ничего не понимает, либо делает заказные материалы, очерняющие «Кайрат». Это очень раздражает. Но я понимаю, чем я занимаюсь. Когда вижу, как занимаются футболом дети в академии — вот это настоящий кайф, это дает тебе настоящий стимул идти вперед.

— Договорные матчи — актуальная проблема для казахстанского футбола?

— Да, актуальная. Но мы в этих играх не участвуем!

— Сколько договорняков за сезон?

— Не знаю. Может быть, матчей 10… Договорняки договорнякам рознь. Иногда судьи ошибаются в виду своей квалификации. Но бывают и другие случаи.

— Самая дикая вещь в чемпионате Казахстана, которая вас вывела из себя?

— Удивил матч «Астаны» с «Шахтером» (2:1), когда вратарь гостей пропустил мяч на 86-й минуте, упал в совершенно безобидной ситуации и не смог выбить мяч. И это капитан команды! Я могу вам видео показать — вы будете смеяться. Это ужасно… Я очень надеюсь, что голкипер действительно промахнулся. Но… Вот так и становятся чемпионами (улыбается).

— Вас не осудили в Казахстане за то, что вы в интервью сказали о готовности рассмотреть идею вступления в чемпионат России?

— А кто меня осудит? Нет, все нормально. Я же говорю о том, что футбол — это бизнес. И я пойду в российский чемпионат, если мне этот переезд принесет какую-то выгоду. Но в первую очередь, нужно отменить положение, по которому казахи являются легионерами в России. Это первый шаг. Сколько в России сейчас академий — но парням негде играть. Когда мы снимем эти границы, они смогут поехать в страны Евразийского союза и получать практику, расти, проявлять себя.

Соперник «Астаны» по ЛЕ нашел замену Уле-Гуннар Сульшеру

Читайте также
Загрузка...