Украинский форвард «Кайрата» назвал Россию агрессором

Нападающий «Кайрата» Адеринсола Хабиб Эсеола в интервью Sport24 рассказал за кого отдал бы голос во втором туре президентских выборов в Украине, а также о том, как возник вариант с Казахстаном и что полезного он извлек из общения с Андреем Аршавиным.

— Аршавин — великий игрок и большой человек. Настоящий футбольный специалист. Я научился у него многим вещам. Во-первых, он всегда хорошо тренировался — вне зависимости от обстановки. Ну и всякие нюансы — где ты имеешь право терять мяч, где не имеешь. «Пихал» постоянно. Но даже если он кричал, я воспринимал это как критику, которая может сделать тебя лучше. Все было по делу.

— Секреты «Зенита» выдавал?

— Он много чего рассказывал, но так чтобы секреты… Говорил, что коллектив у них был хороший. Еще рассказывал, как в «Арсенале» Бендтнера в лесу потеряли. Венгер любил прогулки и раз в месяц или раз в полгода — не знаю точно — вывозил команду в лес. Как-то раз Бендтнер потерялся.

— Среди деревьев? Неудивительно.

— Да, целый день искали, не могли найти.

— Аршавин бывает разным. Каким запомнил его ты?

— Мне кажется, все знают, что он простой питерский парень. В одежде, в поведении. Все эти видео из прошлого… Многие не понимают, что где-то шутка, а где-то защитная реакция. «Ваши ожидания — ваши проблемы» — любой человек так ответил бы. Защищать себя и свою команду — это нормально.

— Но не успел Аршавин доехать до Питера — как засветился в еще одном видео, с лошадьми.

— Ну, слушайте. Никто не знает, что там было. Это его личное дело. Многое было накручено. Лично я видел его семьянином. Ничего такого.

— Ладно, оставим Аршавина. Во время событий на Майдане в 2014-м ты был в Киеве?

— Я прилетел сразу после расстрела ребят снайперами. Буквально через несколько дней. У меня был билет, мы с мамой все это смотрели, и она говорила: «Куда ты едешь?» Страшно. Никто не понимал, что происходит. На тот момент я осознавал, что стране нужны перемены. То, как все происходило потом — уже другая тема. Обидно, что все так получилось. Что идет война, умирают люди. Я против войны и конфликтов вообще.

— На бытовом уровне твои отношения с русскими изменились?

— Конечно, изменились. Все темы сводятся к этому конфликту. Все время. Для нас, украинцев, Россия — агрессор, и мы не можем об этом не говорить. На нашей земле идет противостояние.

— Но вот вы оказались в одной команде — русский и украинец. И?

— Вот мы и оказались. Но я бы не сказал, что мы с Аршавиным сильно касались этой темы. Своеобразные разговоры были, но на какой-то конфликт лично мы вдвоем не шли. Наоборот, профессионально и по-взрослому разрешали все междоусобицы. Тем более, мы в этих конфликтах не виноваты.

— Если придет предложение из России, как Ракицкому, что будешь делать?

— У Ракицкого другая ситуация… Но я говорю: нет, я не поехал бы.

— У тебя была возможность проголосовать на выборах президента Украины?

— Нет, такой возможности не было. Но я хотел бы это сделать, это мой гражданский долг. Я мысленно проголосую, и, надеюсь, этот человек победит.

— Дай угадаю. Этот человек вышел во второй тур, но еще не был президентом?

— Точно!

Мотоциклы, Казахстан

— После возвращения из Италии я почти год был без команды. Участвовал в гонках. Не только мото, но и в кольцевых ралли. У меня близкие друзья гоняли на мотоциклах, и я чувствовал: это наркотик. Никогда об этом не думал, но открыл новое и реально заболел. Было тяжело не продолжить.

— Страшно бывало?

— Страшно всегда! Но это не пугающий страх, а возбуждающий.

— Максимальная скорость, до который ты разгонялся?

— 235-245 километров. И это не то что 200 на машине. На мотоцикле уже после 100 скорость ощущается.

— Тогда успокой футбольный клуб «Кайрат». Сколько мотоциклов у тебя сейчас?

— Уже давно ничего нет! Тем более, нельзя по контракту.

— Как в твоей истории возник Казахстан?

— Смешная история: меня купили у «Арсенала», а потом дважды туда возвращали! В том сезоне у меня уже было два перехода, поэтому был вариант либо пойти в «Зирку», либо остаться в «Арсенале». Но с «Арсеналом» мы не договорились по финансам. Оставался Казахстан или Швеция. «Акжайык» тренировал украинский тренер Владимир Мазяр, он меня знал, в итоге агент Панков договорился буквально за минуту. Спонтанный случай! Мы просто сидели в кафе и не знали, что делать. Так получилось, что он нашел оптимальное решение.

— 8 голов в 13 матчах за «Акжайык» — и тебя покупает «Кайрат». Матч с «АЗ» за алматинцев — лучший в карьере? (2:0, дубль Эсеолы — Sport24)

— Надеюсь, не последний такой. Тогда я почувствовал себя нападающим. Почувствовал, что на что-то в этой жизни способен. Радость, эйфорию — за себя, за команду, за зрителей. Хотелось это продолжить.

Украинский футбольный клуб заработал на договорных матчах 10 млн евро

Читайте также
Загрузка...